Сборы в неизвестность…

Поделитесь с другими

Сборы в неизвестность - переехать из Москвы в БишкекСудьбоносные решения. Каждый в своей жизни его принимал. Много думал и беспокоился. Но когда решение принято, чувствовал облегчение от забот и мыслей, наслаждаясь свободой. До тех пор, пока не наступал момент принятия следующего решения. И так всю жизнь – катаешься, как на карусельке. Так и у нас. Мы с Мо приняли решение переехать из Москвы в Бишкек, озвучили его близким. И впереди нас ждали только миллионы других забот, раздумий и переживаний. Для меня период между отъездом Мо и моим приездом в Бишкек разделился на три мира, которые проникали друг в друга и взаимодействовали. Эти миры, как огромные кастрюльки, кипели и бурлили. И моей задачей было следить, чтобы они не выкипали…

Внешний мир: события в Кыргызстане и как российские СМИ их представляли

Все «горячие» новости имеют масштаб шага муравья, а не динозавра...Наверное, никогда раньше наша семья не следила за новостями с таким вниманием, как в марте-мае 2010 года. «Революция в Кыргызстане: насилие продолжается…», «Теракт в Бишкеке…», «Стрельба на Площади…» — как пули, летели слова дикторов. Все мы тревожились, но больше всего, естественно, переживал за своих родственников Мо. Переживал он, за него переживала я, за меня переживали родители. Вот так мы сидели перед телевизором и переживали друг за друга.

10 апреля мы с отцом поехали в Шереметьево провожать Мо. Как в режиме слоу-мо сдавали багаж, проходили регистрацию, расцеловывались у последних аэропортных барьеров…

…А потом снова всей семьей следили за новостями, только уже без Мо. Как представитель СМИ, знающий, как готовятся новости и под каким соусом они подаются зрителям, чтобы те их скушали, все последующее время пыталась доказать своим, что не нужно верить каждой картинке с экрана, что все не так кошмарно и кроваво, как малюют с телевизора, что, как правило, все «горячие» новости имеют масштаб шага муравья, а не динозавра.

Пара примеров.

Пример первый. Сижу в редакции журнала, где работала до самого своего отлета. Корректирую очередную статью. Звонок: «По телевизору показывают, что снова на площади кровавые перестрелки!..» — тараторит встревоженная мама. Встревоженная я звоню Мо, который уже пара недель, как в Бишкеке.

— Что у вас там происходит?! – рыдаю в трубку.

— Где? – изумленно спрашивает Мо.

— В Бишкеке! Говорят, что опять началось, на площади толпа, волнения… — продолжаю рыдать.

Оказалось, что он как раз в тот момент сидел в «Старом Эдгаре», блаженно пил пиво и слышал только жужжание насекомых и пение птиц. Что сделали СМИ? Как всегда, они просто взяли старые картинки, наложили новый текст и пульнули в новостной эфир.

Пример второй. Репортаж по одному из российских каналов, правдоподобность новостей которого всегда вызывала сомнения. На экране: вечерняя улица Бишкека, толпа народу и …блондинка. То ли она в ногах запуталась, то ли о ровный тротуар споткнулась, но неожиданно она начала заваливаться на проезжую часть. Ее успел схватить какой-то парень из толпы и выдернуть обратно на бордюр. Так увидела я. Как увидела моя семья: идет девчонка, никого не трогает, ее хватают парни и тащат! И эта картинка густо смазывается голосом корреспондента, который старательно ведет «репортаж с места событий и своими глазами наблюдает, как после свержения президента начались притеснения русского населения, отбор собственности и открытые нападения»… И такие репортажи почти каждый день.

Внутренний мир: семья, знакомые и их восприятие моего отъезда

«Разве ТАМ ты будешь расти и процветать?»С кем бы я ни делилась грядущими планами своей жизни за пределами России, будь то друзья, знакомые, коллеги, в основном в ответ слышала насмешки и подначки из серии «Разве ТАМ ты будешь расти и процветать?» Это меня печалило и огорчало. Ведь в Москве я тоже особо не росла. Была очередным офисным планктоном, который покрывался плесенью от рутинной работы. Мало кто понимал (да порой и до сих пор не понимают), что задача у меня не та. Я видела себя не в качестве прожженной стервы-карьеристки, которая рвет любого ради выгодного клиента или статьи, а заботливой женой и матерью, хранительницей очага со всеми сопутствующими уютными прелестями. Работу воспринимала как дополнение к жизни, как средство, приносящее деньги, чтобы вить свое гнездо и спокойно жить. На тот момент мне нужны были дружеские понимание и поддержка, а не шквал изумленных вопросов и удивленные глаза.

И дома за два месяца было много гневных тирад, умоляющих разговоров, громких споров и длительных бесед. Были и слезы в подушку, и истерики. Я похудела. Конечно же, страх родителей понимала: любимая дочь уезжает в другую страну, бросая все, едет с мужчиной, который для нее никто (мы тогда еще даже женаты не были). Тяжело им было меня отпускать. Не думали они, что все так сложится. Но так сложилось. Объясняла, как могла, что паспорт у меня не отберут, в рабство не сдадут и по средневековым обычаям жить не заставят, что Мо пока формально «никто», но в будущем это изменится, что работу найдем и место для проживания – тоже. И что я, в конце концов, привыкшая к домашней ласке и заботе, первая почувствую, если что-то пойдет не так и вернусь обратно…

Наш мир: только я и Мо

Самое главное – были долгие разговоры с Мо по телефону и трогательная переписка.Но, знаете, эти два месяца все равно вспоминаются с теплотой. Как бы дома ни спорила с родителями, но были и душевные беседы, каких не было раньше. Как бы ни удивлялись друзья, но были и веселые провожающие встречи и обещания поддерживать связь. Но самое главное – были долгие разговоры с Мо по телефону и трогательная переписка. Как в 90-е годы – только письма и редкие телефонные звонки. И было плевать на огромные счета за переговоры. Мы разговаривали по два часа совершенно ни о чем, но для нас важном. Я ловила каждое слово из его рассказов: о его подготовке к моему приезду, о его новой работе, куда он уже устроился, об уютной однокомнатной квартирке в зеленых микрорайонах, которую он для нас нашел, о 25 градусах тепла в Бишкеке, когда в Москве всего 5. И о том, как изменился его родной город за те 10 лет, что он прожил в чуждой для него Москве… И мы каждый день считали, сколько осталось дней до 2 июня, даты, когда меня ждал самолет.

Накануне отъезда начали уже руки трястись. До этого пару ночей провела без сна, а в последнюю ночь даже глаза не закрыла…

…Боялась лететь (боялась именно перелета — сидения в самолете, трясущемся в миллионе километров от земли; с Мо летать в наши отпускные поездки было не страшно, пускай он и засыпал спустя две минуты, как шасси отрывались от земли, но по крайней мере он засыпал рядом).

…Прокручивала в голове, все ли собрала и упаковала. Мама, конечно, «втихаря» в мой огромный чемодан по-хомячьи подкладывала вещи, которые, по ее родительскому мнению, нам будут необходимы с первого же дня — к плюшевой занавеске и розовому пледу в ту ночь присоединился зонтик (так до сих пор и лежит, кстати, ни разу не раскрытый, но постоянно напоминающий о том дне). А ведь мы с ней умудрились впихнуть невпихуемое в один-единственный чемодан. Пускай он и был почти с меня ростом.

…И я с нетерпением ждала момента нашей встречи. Все представляла, как я, в лучших традициях голливудских мелодрам, вся такая красивая, на каблуках (хотя не люблю их) грациозно сойду с трапа самолета, упаду в его объятия и он повезет меня в наше новое жилище.

Примерно все так и получилось, только традиции оказались комедийные. Весь полет волновалась, потом намучилась, стоя в длиннющей очереди на таможенной границе и в ожидании появления своего большого чемодана на багажной ленте. Потом криво шагая в босоножках на высокой платформе под тяжестью баула, протиснулась сквозь толпу встречающих и водителей, назойливо орущих: «Такси! Такси!» Нашла Мо (хотя, скорее, он узнал похудевшую меня, растерянно осматривающуюся), и в его объятия рухнул сперва мой чемодан, а потом уже я… Но все же радости и счастья от встречи было много!..

Сели в такси, которое, как я думала, повезет нас в нашу новую съемную квартирку, где смогу принять душ, напиться кофе, отдохнуть и предаться размышлениям о том, как все обустрою.

— Едем сейчас к моим родителям, знакомиться, — разрушил мои мечты Мо.

— ??! – только и смогла ответить я. – Прямо сейчас?!

— Да! – торжественно подтвердил он.

И тут поняла, что два месяца переживаний, сбор и перелет – это еще не самое страшное. Мне предстояло знакомство с родителями Мо…

From Masha with love
…Продолжение следует.

Обо мне

Москвичка

Всем привет! Меня зовут Мария. Я редактор-корректор, несколько лет назад переехала из Москвы в Бишкек. Занимаюсь редактурой и корректурой текстов — от слоганов и рекламы до полноценных книг. А ещё пишу заметки о жизни в городе и, как кот Матроскин, иногда вышиваю крестиком :)

Добавить комментарий