Поделитесь с другими

Интервью для журнала «Бишкекчанка».

О предыстории и истории этого интервью можно почитать здесь 🙂

***

Она работает редактором-корректором в одной из столичных газет. На момент нашей встречи в ее редакции толчея и суматоха.

– Алло, я не знаю, когда освобожусь. Мы пока тут, Сариев же в отставку ушел, так что здесь кипеж в редакции… Сариев! Темир Сариев! Са-ри-ев! Премьер-министр!

– Вот, – со смехом вешает трубку Мария, – москвичка бишкекчанину объясняет, кто такой Темир Сариев.

– Как в вашей жизни случился Бишкек?

– Любовь случилась! Муж случился! – смеется Мария.

Они познакомились на работе в Москве. Он был дизайнером, Мария – редактором-корректором. В 2010 году случились те самые седьмое апреля и южные события, и он сообщил, что должен возвращаться на Родину. «Если хочешь, поехали со мной». – «Хочу».

Друзья Марии, что называется, крутили у виска пальцем. Мол, куда тебя несет, родишь восемь детей в первые же пять лет и всю жизнь проживешь в обнимку с кастрюлями. Родители также отнеслись к решению дочери настороженно.

– Конечно, я же не выезжала так далеко никогда одна. Я всегда была далека от гламура и клубной жизни. Нетипичная москвичка для сегодняшних дней. Тусуюсь крайне редко, к вечеринкам отношусь без фанатизма, меня смело можно назвать домашним человеком. И вот этот домашний человек уже шесть лет как в Бишкеке. Точнее, в июне будет ровно 6 лет.

«Понаехала»

– Восторг начался сразу по дороге из аэропорта – зелень, деревья, воздух. Зеленая до невозможности дорога, я вообще не понимала, как это. А потом был Эркиндик. Зеленый бульвар в самом центре города! Обалдеть вообще! Москва — огромный мегаполис из бетона-гипсокартона, этажи, этажи, этажи, и чтобы попасть в парк, надо существенно из города выехать. А тут вышел из аэропорта – и сразу зелень зеленая и горы на горизонте… В Москве смотришь на какой-нибудь холм – уау, гора! Сейчас понимаю, что то и не гора была вовсе. Особым шоком стал Боом. Было даже немного страшно. А воздух, ммм! Непередаваемый! Знаете, у меня мама страдает астмой. Как-то она приехала сюда на разведку, ну, убедиться, что дочь ее не продали в рабство и все хорошо, так она не могла надышаться. Ей было здесь очень хорошо.

– А как насчет зимних гор? У нас здесь лыжи и сноуборд очень популярны.

– Э, нет, спасибо, – хохочет Мария, – был у меня опыт. Сделала я тройное сальто, воткнулась головой в сугроб и дрыгала ножками. Больше не хочу. Но вполне себе люблю, закутавшись пледом, с «чашкой чая» смотреть, как катаются другие.

– А правда ли, что у нас вкуснее?

– Вообще без вариантов. Еда просто космос. В прошлом году ездила в Москву в мае, уже прожив достаточное время здесь и привыкнув к местным огурцам, помидорам, редиске. Мама нашинковала мне салатик – вата ватой. Невозможно было это съесть. А она еще так нахваливала, мол, вкусные помидоры на этот раз, не парниковые. А кыргызское мясо… Настоящее мясо! В Москве мне довелось не то что попробовать — понюхать баранину. И мне стало настолько дурно, что больше притрагиваться к ней я не захотела. Когда сюда приехала, родители мужа встретили нас пловом с бараниной. Так я даже и не заметила, что с упоением ее уплетаю, настолько вкусно приготовлено и без этого жуткого запаха. Все-таки это мясо надо уметь готовить. Кстати, я еще и добавки попросила.

Бишкекчанка. Мария Джалая

– А какие лично у вас были ахи-страхи по поводу Кыргызстана?

– Языкового барьера боялась. Я и подумать не могла, что русский язык для кыргызов — второй родной и многие из них говорят на нем не хуже русских.

– Как скоро удалось устроиться здесь?

– Честно говоря, долго не могла найти работу. Я приехала из Москвы вся такая опытная, с кучей профессиональных навыков, и думалось мне: здесь меня с руками и ногами оторвут. Но не тут-то было. Плюс ко всему поиск работы пришелся на неспокойное тогда время. Как раз тогда в 2010-м на юге страны творился этот кошмар. Друзья прикалывались надо мной и говорили, что меня не берут на работу, потому что я «кремлевские уши». Это, конечно же, была чушь. Надо сказать, не сразу привыкла к рабочему ритму Бишкека. Здесь все идет очень медленно. Никто никуда не спешит, люди не заморачиваются насчет дедлайнов так остро, как в Москве. Нет, конечно, дедлайны есть, но они постоянно сдвигаются, и нет этой сумасшедшей гонки. Немного напрягали опоздания. Люди в Кыргызстане, к слову, вообще не боятся воровать время ни у себя, ни у других. Но длительность своего рабочего дня соблюдают от и до. Я работала дистанционно на одну московскую компанию, и мне мои бишкекские друзья и знакомые часто задавали вопрос, мол, почему ты работаешь, когда у тебя рабочее время закончилось? И не объяснишь, что клиент ждет. Потом уже стала относиться ко всему философски. А вообще мне очень нравится моя сегодняшняя работа. Здесь любят работать с бумагой, а не с компьютером. Сама редакция очень атмосферная, этакого советского формата.

– Вот поговаривают, мол, народ в Москве суровее, чем здесь…

– Не то чтобы… Видите ли, в чем дело, в Москве народу очень много, и всем друг на друга абсолютно чихать, уж простите. Дело не в бессердечности, а в том, что всем не поможешь. У всех свои дела, заботы. Москвичи более загружены решением каких-то своих вопросов, и им просто нет дела до других. Это не злость, это равнодушие в силу занятости. Бишкек-то маленький, выйдешь на улицу и можешь на соседнем перекрестке увидеть знакомого. Все друг друга знают. А там… Встретил ты человека в метро, промелькнуло перед тобой десять тысяч лиц, и попробуй их запомни. И так каждый день. Это просто ритм большого города. Это просто внешнее безразличие. За своих-то каждый из них вступится и порвет и в беде в стороне не останется – поможет. Просто в Москве столько дел, что порой не до чего. К незнакомцам, да, москвичи насторожены, это жизнь. Сами понимаете, в больших городах не очень спокойно в последнее время. А так… две ноги, две руки, одна голова, те же заботы: как заработать, как семью прокормить, где повеселиться, где вкусненько в кафе посидеть, куда бы съездить. Так что все такое же. Только новогоднее обращение Президента сменилось.

– Москва после Бишкека, какая она?

– Москва очень суетится, спешит, торопится. А еще я отвыкла от метро. Помню, как на своей шкуре прочувствовала, что такое быть гастарбайтером. Сначала я была тут гастарбайтером, когда пыталась найти работу. Потом поняла, что чувствуют люди из Азии, когда приезжают в столицу России. Смотрела на метро квадратными глазами, оно разрастается, как осьминог, и даже я уже далеко не везде ориентируюсь. Скучаю ли? Скучаю. Но не по городу, а по людям, по друзьям, по родителям. Вот если бы можно было прыгнуть в машину и, как на Иссык-Куль за четыре часа, так же и до Москвы добраться… Иссык-Куль, кстати, очень люблю, хотя плавать не умею. Вода там отменная. Умеренно соленая, не хочется после нее помыться, как после Черного моря, например.

Бишкекчанка. Мария Джалая

– Шопинг в Москве, шопинг в Бишкеке. Какие они, особенности кыргызского шопинга?

– «Дордой»! Поразил! И дизайном, и качеством, и ценами. Для меня было открытием, что почти вся одежда московских бутиков сначала появляется здесь, в Бишкеке, и только потом уже едет в Златоглавую, проходит «растаможку» и надевается на манекены. Когда приезжает мама, мы три дня стабильно тратим на базар. Ни город ей, ни Иссык-Куль, ни горы – «Дордой» давайте! Она увозила отсюда в Москву кучу вещей, раздаривала друзьям и рассказывала о том, какие тут смешные цены. Теперь, когда ей на работу приносят всякие кофточки-брючки, ну, знаете же, есть такие тетечки-дядечки, которые приносят в офисы баулы со шмотьем и продают, так вот, теперь, видя Made in Kyrgyzstan, мама уже присматривается и смело покупает!

Адаптация, ассимиляция, мимикрия

– Как выстраивались отношения с новой семьей?

–Я не заметила каких-то тяжелых моментов. Муж у меня – товарищ достаточно современный: каким он был в Москве, таким же и остался здесь. Ко всему относится с пониманием. Мама у мужа чуйская, папа – таласский. Папа, конечно, более традиционный. Но все равно проблем в общении не возникало. Очень было любопытно, что меня здесь воспринимали не по возрасту, а по статусу. Муж – старший сын в семье. Его младшие сестра и брат старше меня. Но поскольку я жена старшего сына, то я старшая невестка. Я-то себя маленькой ощущала и ожидала, что меня в армии будут гонять, как духа. А тут вон оно как. Тем не менее муж сказал, что три хозяйки на кухне – это беда: мама, я и сестренка. Так что живем мы отдельно.

– А настоящий кыргызский быт довелось попробовать?

– Был, значит, такой случай. Сестра мужа собиралась замуж, и к родителям моего мужа приехали знакомиться родители жениха. Все забываю, как по-кыргызски называется этот процесс. Кудалашуу, кажется, если не ошибаюсь. Приезжаю я к родителям, значит, вся из себя в маникюре красотка, а мне выдают фартук и драную юбку. Я говорю: «А поздороваться с гостями же надо?» А мне в ответ: «Какой поздороваться, алга на кухню и работать!» И понеслась! На улице стоял сорокалитровый казан, в котором кипело-клокотало неизвестное мне варево. Я тогда не знала, что это шорпо. За казаном стоял двоюродный брат мужа, который практически не говорил по-русски. Он то и дело что-то нашептывал, как колдун, да приправы добавлял. Меня познакомили с ним, поставили рядом и сказали: «Помогай!» А брата срочно позвали помочь перенести стулья, и он, отдав мне поварешку и что-то сказав на кыргызском языке, удалился. Скорее всего, он дал мне какие-то ценные указания, но я не поняла ни слова. Я в ужасе стояла рядом с этим казаном и думала, что не дай бог запорю что-нибудь и накроются эти сорок литров на пятьдесят человек. Я испугалась, давай метаться, искать мужа, а его же тоже трогать нельзя, он там с гостями сидит – и тут я такая вся в фартуке залетела бы. К счастью, все обошлось, брат быстро вернулся. В общем, с девяти утра и до полуночи я тусовалась на кухонной территории. Зато было нереально интересно – впервые увидела, как разделывают голову барана: глаза туда, уши туда, это тому, а это другому, я с таким любопытством на это все смотрела! А потом началось переплетение кыргызского и русского – пошли песни под гитару, и все характерное для советского застолья.

– А как сейчас с бытом и кухней? Появилось ли в вашем кухонном репертуаре что-нибудь азиатское?

– А то! Плов, например! Все, как положено, с традиционной зажаркой! Приезжала в Москву и готовила родне настоящий плов, а не то, что они привыкли пловом называть, – рис с курицей и изюмом. А я приправы всегда с собой беру и кормлю родных, как положено. Очень хочу научиться готовить лагман, но пока не умею. Кстати, друзья троллили меня, что курут подмышками катают, а лагман на Орто-Сайском рынке мужики на груди раскатывают.

Бишкекчанка. Мария Джалая

– Значит, с друзьями все хорошо?

– Друзья, конечно, появились благодаря мужу. Он меня со всеми познакомил. Появились любимые места. Знаете, я топографический кретин, муж меня везде водил за ручку – и куда приводил, там мне и нравилось. «Арзу», «Студия 247» (атмосфера там шикарная), «Промзона» очень понравилась, прям похожа на районный клуб Москвы. «Ретро-метро» стал нравиться. Может, в силу возраста (смеется). Уже как-то не хочется этих «туц-бац!» по голове.

Очумелые ручки

– Зашла на ваш сайт masha.kg и, откровенно говоря, обалдела. Работы у вас шикарные! Откуда такое непростое хобби?

– Вышивка настигла меня еще в глубоком детстве. Старшему брату было 11 лет, а мне – два годика. Брат тогда приболел, мы не ходили в школу, и мама, чтобы занять нас, дала нам пуговицы разноцветные и тряпочку. Мол, пришивайте, развлекайтесь. Брату это быстро надоело, а вот меня затянуло. Мама поняла: что-то зарождается. Этап «пуговицы» она убрала, оставила просто нарисованные на тряпочке крестики. Потом, когда поняла, что и это я прошла, стала составлять из крестиков простые рисунки. Сердечки, например. Крестики, правда, были пятисантиметровые, потому что ручки у меня были еще очень маленькие. Были перерывы, бросала, потом опять возвращалась. Так незаметно мое увлечение выросло в заметное творчество.

– Каким был ваш первый бишкекский заказ?

– Был очень памятный заказ, когда ко мне обратилась одна пожилая женщина, которая работает в городской консерватории. Она увидела на «Дизеле» мою давнюю открытку, на который были вышиты василек и колосок. Бабушка рассказала мне совершенно удивительную историю о том, как ее мама вышивала скатерть, когда она была еще маленькой, и по периметру этой скатерти были васильки с колосками. Первый заказ, и такая серьезная задача! Мы долго это дело согласовывали, думали, прикидывали, в итоге пришли к общему знаменателю. Я сделала эту скатерть примерно за 3-4 месяца. На этой же скатерти я научилась делать идеальные изнанки так, что мою работу уже было не стыдно перевернуть.

– Чем занимаетесь сейчас?

– Одна российская фирма стала создавать наборы для вышивки по репродукциям знаменитых художников. В наборе все необходимое – схема, расходники. Вот, сейчас активно этим и занимаюсь.

(Мария показывает мне на дисплее смартфона то, что я не видела на сайте, – и моя челюсть со звонким клацаньем заскакала по полу. Картины, открытки, метрики — и все такое зомбирующе красивое… Такие творения станут необычным подарком на долгую память.)

Бишкекчанка. Мария Джалая

– Сколько времени в среднем уходит на создание красоты?

– Если говорить о формате А4, то примерно 3-4 недели.

– Наверняка нужно иметь колоссальное терпение для такого занятия. Кстати, как бы вы охарактеризовали свой темперамент? И изменился ли как-то ваш характер здесь, в Бишкеке?

– Я нетипичный Скорпион. Я очень долго могу в себе копить, а потом сорваться. Такое может случиться раз в пару лет. По мне никогда даже не скажешь, что я злюсь. Может, потому и держусь долго, что вышивка спасает. Процесс очень успокаивающий. Что касается Бишкека, то никаких кардинальных изменений со мной не произошло. Хотя… Взрослее стала, конечно, ответственнее.

– Какие рекомендации дадите тем, кто так же, как вы, решил переехать в маленький большой город Бишкек? Что посоветуете тем декабристкам, которые собрались ехать в другую страну вслед за мужем другой национальности?

– Не бояться, не бояться и не бояться. Относитесь ко всему, как к приключению. Даже если что-то не получится, на этом жизнь не кончится. Не придуриваться и быть собой. Окружение уже состоялось, и не надо его под себя подстраивать. Попробуйте адаптироваться к новым обстоятельствам – обязательно найдете что-нибудь позитивное. Дышите, живите, творите. Следуйте своему вдохновению. Отдых – отличный провокатор вдохновения. И правильно питайтесь.

(Мы закончили интервью, синхронно глянули на часы и спешно засобирались по своим делам. И тут Мария водрузила еще одну вишенку на тортик.)

– А знаете, что забыла сказать? Про типичное местное. Это из серии «и тут я офигел». Пустые конверты в подарок на свадьбах! Это просто жесть, дорогая редакция!

Автор: Яна Кулишова.
Фотографии: Диля Муминова.

Интервью для журнала «Бишкекчанка».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *